Link to index Архив публикаций
Link to index ПОРТРЕТ АУДИТОРИЯ РАСЦЕНКИ ПРИНЦИПЫ КЛИЕНТЫ КОНТАКТЫ АРХИВ ИГРЫ ПРОГРАММЫ
ГЕРОИ СЕРИАЛА
ВИКТОРИЯ ТОЛСТОГАНОВА 20 РАЗ СПУСКАЛАСЬ В ТЮРЬМУ ПО КАНАТУ
E37 05 c 4
E37 05 c 5
E37 05 c 6
E37 05 c 7
В сериале телеканала «НТВ» «Жена полицейского» героиня Виктории Толстогановой Лера долгие годы была счастливой домохозяйкой. Но однажды узнала, что ее муж вовсе не тот, за кого себя выдает... Актриса и сама умело окутала тайной свою жизнь, но кое-какие секреты мы сумели раскрыть. И узнали, что Виктория...

...БЫЛА ВУНДЕРКИНДОМ С ГУСЕМ
В детстве Толстоганова мечтала стать вовсе не актрисой, а библиотекарем. Ее мама говорит, что читать дочка научилась в два года и восемь месяцев. «Не знаю, правда ли это, но алфавит точно знала в этом возрасте, – рассказывает Виктория. – Но одно дело научиться, а другое – захотеть читать. У меня время возникновения желания и умения совпало». Неудивительно, что ей так хотелось работать с книгами. «Мама говорит, я с четырех лет начала ходить в библиотеку, которая находилась на первом этаже нашего дома. После этого играла в библиотеку дома: выдавала абонементы, книги – на некоторых до сих пор стоит мой штамп с попугаем», – признается она. Помимо книг в семье любили животных – в московской квартире кроме родителей Виктории, ее самой и трех ее сестер обитал настоящий зоопарк. «Всё началось с того, что однажды папа привел гуся, потому что мы, дети, в деревне никогда не были и птицу эту не видели, – рассказывает актриса. – Гусь поселился в ванной и прожил там целое лето. После на несколько месяцев гуся сменил кролик. Кроме того мы держали собак, кошек, хомяков и попугаев. Именно папа был инициатором общения с животными, часто приносил их. Теперь то же самое делаю я – питомцы в доме воспитывают в человеке доброту и заботу. Мой младший сын Ваня, глядя на кошку, повизгивает от восторга».

...ПРИНЦИПИАЛЬНАЯ ПРОТИВНИЦА ЛУКА
Учебу в ГИТИСе Виктория называет лучшим временем своей жизни, но... вспоминать не любит! Тем не менее как-то она призналась, что очень благодарна своему педагогу Леониду Хейфецу за то, что он научил ее работать с эмоциями. «Вот он умел достать из человека эмоцию! – говорит актриса. – Помню, мы готовили этюд с Сашей Усовым, очень хорошим актером. В аудитории висел канат. Я по нему как будто вначале спускаюсь к Саше в тюрьму, а потом выбираюсь оттуда. И я раз двадцать лазала вверх-вниз. Честно говоря, думала, помру. Эмоции были, скажу я вам!» Зато благодаря такой практике Толстогановой легко дается, например, задача заплакать – не приходится пользоваться луком и другими вспомогательными средствами. «Я ярая противница «луковых» методов, – уверяет она. – До смешного доходит. Режиссер говорит: «Да намажь ты глаза! Громче будешь плакать!» А я отвечаю: «Отойдите вы от меня со своим луком!» Мне кажутся не то чтобы оскорбительными всякие слезоточивые помады, лук. Просто, я думаю, мне этого не нужно. Обычно на съемках я говорю себе: я – это не я, а, например, жена Королёва. Этого мне достаточно, чтобы понять ее чувства. И заплакать, если нужно».

...НЕ ПРОСТИЛА ГУСЬКОВУ ДЖИНСЫ
«Чтобы сниматься в кино, нужно научиться двум вещам: рано вставать и мерзнуть», – как-то призналась актриса. Мерзнуть ей приходилось, например, на съемках фильма «Раскаленная суббота». Виктория играла жену депутата, которая изменяет мужу с бандитом, и сценарий предполагал любовные сцены на природе, прямо на траве. Во время съемок этого эпизода резко похолодало, и пошел мелкий противный дождь. Туристические коврики актеров не спасли. Режиссер срочно выписал специальные световые пушки, греющие на расстоянии, но они прибыли лишь к концу съемок. И Виктория героически выскальзывала из халата и дубль за дублем изображала страсть с Алексеем Гуськовым, который, кстати, в отличие от партнерши сохранил на себе часть одежды – джинсы. «Это произошло потому, что Гуськов вредина, – говорит актриса. – Ему до сих пор эти джинсы поминают». Непростыми были для Виктории и съемки в «Побеге» Егора Кончаловского. По сюжету, ее героиню убивают, а сама Виктория готова была убить Кончаловского и партнеров. «Это был настоящий ад! – вспоминает она. – Егор сидел у монитора и кричал: «Не верю!» Я думала: вот сейчас умру по-настоящему, а он и не заметит. Эту сцену мы снимали с каскадерами. А они люди совершенно определенного склада и порой не понимают, что такое боль. Я из своего опыта знаю, что если хочешь остаться живым и без синяков после съемок «каскадерской» сцены, надо сделать вид, что ты умираешь от страха. Тогда даже трюкачи могут сжалиться. Мы всю смену, 12 часов подряд, снимали этот эпизод. К концу рабочего дня на мне живого места не было. И не потому, что кто-то меня колотил. Просто команды были: упал, встал, опять упал».

...ВОСПИТЫВАЕТ МИРОТВОРЦА
Актриса не любит говорить о своей личной жизни, но известно, что у нее трое детей: Варвара, Федор и Иван. Старшая дочь особенно радует знаменитую маму. «Дочь меня здорово воспитала, – говорит Виктория. – Я живу с какой-то удивительной девочкой, которая прощает всех. Она – прирожденный дипломат, в отличие от меня. Варя уникально договаривается с Федором, с которым вообще невозможно совладать. Я без сил опускаю руки и прошу: «Варь, уложи, пожалуйста, мальчика». Через полчаса он засыпает рядом с ней». Дочь не только помогает маме с братьями. Она занимается танцами и уже попробовала себя в качестве модели на подиуме. Одним первых показов Вари было модное шоу по мотивам «Алисы в Cтране Чудес», где ей доверили роль Белой Королевы. «Она отнеслась к показу, как к настоящему спектаклю, очень ждала репетицию и ответственно в ней участвовала. После дефиле спросила: «Мама, когда следующая репетиция?» То есть она уже прочувствовала вкус выступления на сцене», – с гордостью рассказывает Виктория.

...ХОТЕЛА ПРИБИТЬ СВОЮ ГЕРОИНЮ
«От съемок в сериале «Жена полицейского» у меня остались положительные впечатления и море ярких эмоций», – говорит актриса. Эмоций хватило и режиссеру Александру Соловьеву при общении с ней – уж очень близко к сердцу Виктория приняла образ своей героини. «Сначала мы были похожи на два оголенных провода, очень часто спорили, – говорит Александр. – Но благодаря этому максимально раскрылись и сблизились – и потом у нас были не отношения, а сказка. Толстоганова вникает в каждую деталь. Она почувствовала, что ее героиня должна выглядеть не так, как представлял художник по костюмам. Предполагалось, что Лера будет ходить в легких воздушных платьях. Но Виктория сказала, что она должна носить укороченные брюки, в которых видны щиколотки». Во время съемок Толстоганова впервые взяла в руки ружье, но самым сложным называет не это. «Образ моей героини от меня довольно далек, и всё же я постаралась ее понять и полюбить. Она, конечно, странная. Впервые читая сценарий, я поймала себя на мысли, что мне частенько хочется ее прибить, – признается Виктория. – C ее занудством, настойчивостью и местами даже навязчивостью. При работе над образом я старалась не упускать этот момент и помнить о первом впечатлении, которое она на меня произвела. Вместе с тем моя героиня наивная, открытая, честная. Словом, я старалась сделать ее разной, объемной, живой».