Link to index Архив публикаций
Link to index ПОРТРЕТ АУДИТОРИЯ РАСЦЕНКИ ПРИНЦИПЫ КЛИЕНТЫ КОНТАКТЫ АРХИВ ИГРЫ ПРОГРАММЫ
ПЕРСОНА ЭФИРА
ЮЛИЯ МЕНЬШОВА: «Я БЫЛА ХОРОША ДЛЯ ВСЕХ, КРОМЕ МУЖА»
E37 08 c 4
E37 08 c 3
E37 08 c 2
E37 08 c 5
Она родилась в семье режиссера Владимира Меньшова и актрисы Веры Алентовой. Казалось бы, это сулило ей беззаботное детство, легкую юность и вполне предсказуемую жизнь. Но всё вышло не так просто – это выяснилось в откровенном разговоре Юлии Меньшовой с ведущей программы «Жена. История любви» Кирой Прошутинской. Как призналась Юлия, она была рада прийти в гости к Кире, ведь телезрители часто писали Меньшовой, что хотели бы услышать ее откровенное интервью, подобно тем, которые она сама брала у звезд в передаче «Наедине со всеми». Интервью таким и получилось. Полностью услышать его можно будет 15 сентября, а пока представляем интересные фрагменты.

«Я БЫЛА ГАДКИМ УТЁНКОМ»
– Юля, Вы как-то сказали, что были удобным ребенком.
– Да. Я не доставляла никаких особенных сложностей, была довольно послушной, со мной всегда можно было договориться.
– Пытались обратить внимание на себя? Устраивать скандалы, например, уходить из дома?
– Уходила из дома. Мне было лет восемь, и у меня были плохие отношения с бабушкой, которая короткое время жила с нами. И вот я ждала маму, чтобы продемонстрировать, что ухожу из дома, чтобы она увидела, насколько мне невыносимо. Это был задуманный мною спектакль. Но мама вдруг начала помогать мне собирать вещи, и это меня выбило из колеи... Я считаю, что это был правильный поступок с ее стороны, потому что она пресекла какое бы то ни было манипулирование.
– Вы собой были недовольны?
– В 12–13 лет я была гадким утенком. Задумалась о том, что я хороша, уже лет в двадцать. Шла по Тверской к метро, а мимо меня проходил мужчина, который искренне вслед сказал: «Ух, какая красавица!» Я остолбенела. Зашла в метро и думала: «С ума он сошел, что ли? Что он во мне увидел?» Но это меня очень вдохновило… Понимаете, моя мама – легендарная красавица. Она ростом – 1,65, я – 1,77. У моей мамы размер ноги 36-й, у меня 40-й. Поэтому когда в четвертом классе у меня был размер ноги 37-й, мама говорила: «Какой ужас, какой кошмар, это акселерация, вы все вырастете слонами!»

«А, ТАК ВЫ ПАПА ЮЛИ МЕНЬШОВОЙ!»
– После школы альтернативы театральному будущему у Вас не было?
– Если честно, мыслей о театральном институте вообще не было. Были мысли о журналистике и литературном институте, потому что я очень хорошо писала. Но узнала, что для обоих институтов нужны опубликованные работы, а я просто не успею это сделать.
– Вам был 21 год, когда вас приняли в труппу МХАТа. Но почему-то Вы решили, что Вам этого недостаточно…
– С 1990 по 1994 год я работала в МХАТе. Деньги были копеечные, театр был вообще никому не нужен, зрители не ходили. Я готовила пути к отступлению, но безуспешно. Понимала, что хочу работать на телевидении, побывала на всех телеканалах. Мне говорили, что перезвонят, но никогда этого не делали. Потом Виктор Мережко позвонил родителям. Я ему сказала, что ищу возможность попасть на телевидение. И вот уже он позвал меня редактором.
– Каким Вам показался мир телевидения после театра?
– Невероятным! Это было абсолютно упоительно: сегодня мы разговариваем, я что-то предлагаю, а завтра это уже на экране. Это было прекрасное, романтическое, честное время.
– Женщина Юлия Меньшова менялась под влиянием программы «Я сама», которую вела?
– Может, эта программа избавила меня от самого главного моего комплекса. Тогда появилось имя «Юля Меньшова», и оно перестало сочетаться с именем моих родителей. И даже однажды был период, когда моему папе сказали: «А, так вы папа Юли Меньшовой!» Тогда я стала самостоятельной единицей.

«РОМАН МЫ СКРЫВАЛИ ОТ ДЕТЕЙ ПОЛГОДА»
– Вам 27. В этот момент в вашей жизни появляется начинающий 30-летний актер Театра юного зрителя Игорь Гордин…
– До встречи с Игорем у меня были бурные эксперименты. Но когда ты приплываешь к какому-то берегу, это хорошо.
– Была ли это любовь с первого взгляда?
– Сначала я увидела Игоря на сцене. Он мне был очень симпатичен, у него красивый голос, и он этим голосом завораживает. Потом мы встретились в компании. Он сидел молчаливый, как всегда в стороне. Я скользнула взглядом и подумала, что парень такого типа, как этот, мог бы быть моим мужем. Но когда мы уже стали встречаться, не было привычного мне чувства: «Как я влюбилась!»
– Кто проявил в отношениях большую настойчивость – Вы или он?
– Я. Как-то мы компанией сидели в кафе, где был бильярдный зал. Все пошли играть в бильярд, а я не умела. И Игорь меня учил. Это невероятно сексуально, когда ты стоишь с кием, а мужчина, который тебе нравится, выставляет тебе руку и вместе с тобой бьет… Так вот мы пару раз встречались в этой компании. Я видела, как он ко мне относится. И мне он нравился. Но я понимала, что эта история может бесславно закончиться, что было бы страшно обидно. И сказала ему: «Если вы когда-нибудь в выходной будете свободны, буду рада, если поучите бильярду». Написала на салфетке свой номер телефона. А дальше уже вся инициатива шла от Игоря.
– Сколько времени с этого момента вы были абсолютно счастливы?
– До рождения сына.
– Вы говорили, что ваши отношения с Игорем в какой-то момент погубили элементарный недосып и усталость молодых родителей.
– В том числе. На нас очень подействовали рождение сына Андрея и бессонные ночи. Сын год не спал ночью. Я вставала к ребенку. Мы пытались с мужем меняться, но… И это очень подорвало нас. Когда ты уставший, в тебе проявляется эгоизм. Игорю не хотелось многое делать. Потом начались проблемы, что он «муж Меньшовой». Когда я его спрашивала, как я выгляжу, он говорил: «Нормально». Я была хороша для всех, кроме мужа…
– Через какое-то время вы решились на рождение Таси. Это было попыткой спасти брак?
– Нет, я очень хотела второго ребенка. Я понимала, что отношения сложные, но о рождении ребенка не пожалею ни за что. – В какой момент вы решили с Игорем расстаться?
– Мы не разводились официально. Решение расстаться приняла я. Попросила его снять квартиру, собрать вещи и уехать.
– Кто решил сделать шаг к новым отношениям?
– Не я и не он. Через четыре года после разрыва мы были на очередном совместном отдыхе вместе с детьми, и он вдруг стал как-то заботиться обо мне, проявлял знаки внимания. И я посмотрела на него по-другому. У нас начался роман, который мы скрывали от детей полгода…