Link to index Архив публикаций
Link to index ПОРТРЕТ АУДИТОРИЯ РАСЦЕНКИ ПРИНЦИПЫ КЛИЕНТЫ КОНТАКТЫ АРХИВ ИГРЫ ПРОГРАММЫ
ТВ-ЮБИЛЕЙ
НЕИЗВЕСТНЫЕ КОМЕДИИ ЭЛЬДАРА РЯЗАНОВА
E46 11 b 2
E46 11 b 6
E46 11 b 4
E46 11 b 7
E46 11 b 5
«Самое трудное, но и самое интересное и благодарное – делать комедии о хороших и добрых людях», – говорил Эльдар Рязанов, который всю жизнь именно этим и занимался. 18 ноября всенародно любимому режиссеру исполнилось бы 90 лет. И мы выяснили, что в его жизни хватило бы сюжетов еще на множество комедий!

ПРОИЗВОДСТВЕННАЯ ТРАГИКОМЕДИЯ
Добрые художественные фильмы, за которые мы так любим этого режиссера, испортили, как он сам считал, его характер. Начинал Рязанов как документалист и был в то время довольно мягким человеком. Но затем случилась «Карнавальная ночь»... «Съемки шли невероятно тяжело, – признавался он. – Надо было заставить всех слушаться себя. А ведь меня окружали люди именитые, многие – старше и опытнее. Вспоминаю такой случай. В павильоне оператор ставил свет, а я репетировал с артистами очередную сцену. Наконец всё готово – можно снимать. И тут неожиданно меня вызвали к директору студии Ивану Александровичу Пырьеву. Я оставил съемку и помчался. Иван Александрович одобрил мою работу, и, окрыленный, я возвращался в павильон. Я шел за декорацией, меня никто не видел. И вдруг остановился как вкопанный. Я услышал команду оператора Аркадия Кальцатого: «Внимание! Мотор! Начали!» Помощник режиссера крикнул: «205-й кадр, дубль первый!» – и щелкнул хлопушкой. Актеры послушно сыграли сцену, которую я отрепетировал перед уходом. Оператор скомандовал: «Стоп!» Съемка проходила без меня! Это была неслыханная бестактность со стороны Аркадия Николаевича... Что мне было делать? На размышление оставалась какая-то доля секунды. Не драться же! Не орать! Это говорило бы исключительно о моей слабости. Решение пришло мгновенно. Я вышел из-за декорации и спокойно, но громко сказал помощнику режиссера: «Этот дубль не печатать!» Это значило, что никто не увидит кадра № 205, дубль первый. Таким образом я демонстративно перечеркнул операторскую самодеятельность, показав, что съемка начнется лишь сейчас, когда пришел постановщик...»

БЫТОВАЯ КОМЕДИЯ
«Я почему-то испытываю отвращение от проявленного ко мне хамства или пренебрежения. Такой уж я оригинал», – как-то признался Эльдар Александрович. Тем, кто на такое осмеливался, от режиссера изрядно доставалось. Причем свои права он отстаивал с юмором. Например, сценарий фильма «Невероятные приключения итальянцев в России» Рязанов планировал писать в одном из прибалтийских Домов творчества. Дела задержали его на неделю в Москве, но он выслал руководству заведения предупреждающую телеграмму. Каково же было удивление режиссера, когда его попросили поселиться... в холле гостиницы! Персонал заверил, что других мест нет, пришлось согласиться. Но терпения режиссера хватило ненадолго. Вскоре выяснилось, что в холле невозможно даже побриться – единственная розетка была под роялем. Рассвирепевший Рязанов прямо с бритвой в руках помчался к директору заведения, который как раз проводил какое-то совещание. «Директор, стоя над столом, что-то произносил. Увидев меня, он остановился на полуслове, – вспоминал Рязанов. – «В чем дело?» – обратился он ко мне. «Где у вас тут розетка?» – полюбопытствовал я. «Почему вы вошли?» – повысил тон директор. «А, вот она!» – обрадовался я. Не обращая ни на кого внимания, подошел к розетке, выдернул из нее шнур настольной лампы, всунул вилку электробритвы и начал бриться как ни в чем не бывало. Совещание замолчало. В тишине было хорошо слышно, как жужжит моя отечественная электробритва. «Выйдите немедленно отсюда!» – приказал директор. «Побреюсь и выйду», – не стал спорить я. «Прекратите хулиганить!» – закричал директор. «По-моему, хулиган вы, а не я. Вы попробуйте побриться в холле. Это можно сделать только под роялем. Я вас предупредил телеграммой. Где моя комната?» – Тут я увидел на стене зеркало и перестал обращать внимание на окружающих. Мне было не до них. Я был занят делом. Совещание явно зашло в тупик. Поняв, что я не уйду, пока не побреюсь, все сидели молча и ждали. Я же вошел во вкус и не торопился. Потом подчеркнуто буднично выдул волосы из бритвы и сказал: «После завтрака я уйду на рынок. Вернусь через час. Так вот, чтобы к моему приходу была комната. Или я поселюсь здесь, у вас в кабинете». Комнату предоставили немедленно.

ТЕЛЕВИЗИОННАЯ КОМЕДИЯ
Помимо снятых им фильмов известность Рязанову принесла программа «Кинопанорама». А еще она существенно расширила его представления о зрителях. «Проведя несколько «Кинопанорам» и получив уйму писем, я понял, что зрители больше всего ценят в ведущем непосредственность и способность к импровизации, – вспоминал режиссер. – Причем я обратил внимание, что у меня лучше получалось в тех случаях, когда я вел передачу очень усталым, после тяжелого рабочего дня на «Мосфильме», или когда у меня возникали какие-то серьезные неприятности. Во время таких съемок я совершенно не думал, какое произвожу впечатление. Сквозь бодрость тона очевидно просвечивали усталость и печаль, и это, как ни странно, в чем-то приближало меня к зрителям... Очевидно, после одной из таких передач, когда у меня от утомления под глазами были синяки и моя внешность совсем уж не радовала глаз, я получил очень трогательное письмо от зрительницы А. Некрасовой из города Твери: «...Мне нравится, как Вы ведете «Кинопанораму», я люблю многие Ваши фильмы, но меня очень тревожит одно обстоятельство. Вы производите впечатление сильно пьющего человека! Подумайте, что Вы делаете! Алкоголь разрушает здоровье, губит людей. Остановитесь! Ваш талант нужен людям, не уничтожайте себя...» Я изумился, прочитав эти заботливые строки, потому что до сих пор в алкоголических грехах уличен не был. И ответил моей корреспондентке коротко, но исчерпывающе: «Дорогая товарищ А. Некрасова! Я не пью, я ем!» После чего получил от нее еще одно письмо, полное извинений».

КУЛИНАРНАЯ ТРАГИКОМЕДИЯ
В личной жизни режиссер был очень счастлив: он трижды побывал в браке и считал, что со всеми женами ему повезло. Первой женой Эльдара Александровича и матерью его дочери Ольги стала его однокурсница, режиссер Зоя Фомина. Этот брак завершился, когда Рязанов встретил редактора «Мосфильма» Нину Скуйбину, но супруги сохранили хорошие отношения. Рядом с Ниной режиссер снял свои лучшие фильмы: «Гараж», «Ирония судьбы, или С легким паром», «Служебный роман». Она во всем помогала мужу. И только одно омрачало иногда этот брак – любовь Эльдара Александровича к еде! По состоянию здоровья он должен был худеть, но частенько нарушал режим. Например, одна из редакторов «Мосфильма» вспоминает, как однажды встретилась с режиссером на дне рождения общей коллеги и тут же была завербована им в сообщницы: «Нина Скуйбина запретила ему даже притрагиваться к пирогам и выдала банку с гречневой кашей. Он мне сразу шепнул: «Берешь два пирожка с капустой и три с мясом. Делим пополам». Я заметила, что пять пополам не делится. Рязанов удивился: «Как не делится? Тебе один с мясом, мне остальные. Пока Нины нет. Когда Нина придет, ты сможешь съесть столько, сколько совесть позволит!» Не успела я положить себе на тарелку пирожки, как режиссер проглотил все пять, не жуя». Когда в помещении появлялась Нина, Рязанов брал в руки банку с гречкой, но стоило ей уйти, его собеседница вновь отправлялась за пирожками, которые режиссер тут же съедал... К сожалению, любимую жену мэтра унесла тяжелая болезнь. Через некоторое время он познакомился со свердловской журналисткой Эммой Абайдуллиной. По словам родных, она буквально вытянула Эльдара Александровича из пучины уныния, он вновь помолодел. «Можно сказать, что я живу только благодаря Эмме», – как-то признался он. Забавно, что в подтверждение нежных чувств между супругами их знакомые приводили опять-таки истории про еду. Клара Лучко вспоминала: «Такое взаимопонимание, как у Эммы с Эльдаром, между мужем и женой бывает нечасто! Например, Рязанов вообще-то очень любит поесть, но, очевидно, они с женой договорились, что он будет худеть. И я помню, какими страдальческими глазами он, садясь за стол, смотрел на жену, дескать, можно ли ему это съесть. Она отрицательно качнет головой – он опускал глаза и не ел...» О памяти мужа Эмма Валериановна заботится до сих пор: 27 октября они с Ольгой Рязановой открыли первый памятник режиссеру в Самаре, городе его детства.